Промышленная группа СОФИЯНадежность. Всегда. Во всём

 

Первая неделя мая ознаменовалась падением мировых цен на нефть, впервые с ноября прошлого года опустившихся ниже отметки $50 за баррель. Под влиянием этого спада начал ослабевать рубль, хотя для отечественных экспортеров это совсем не плохо. Плохо то, что все эти процессы происходят на фоне стагнации в российской экономике, из-за чего не растет внутренний спрос на стальную продукцию, а текущие цены воспринимаются многими потребителями как завышенные. Ситуация, в общем, тревожная и достаточно неопределенная, а впереди нас, возможно, будут ждать еще более сложные испытания.

После Первомая дистрибьюторы (по крайней мере, в Москве) решили не вносить изменения в котировки на листовой прокат в прайс-листах, однако стоимость арматуры снова уменьшилась. В рублях она находится на самой низкой отметке с марта прошлого года. И этому спаду объективно сложно что-либо противопоставить, кроме высоких сырьевых затрат производителей. При нынешнем соотношении цен на металлолом и сортовой прокат выпуск арматуры становится низкорентабельным или даже убыточным. Именно это обстоятельство может поспособствовать достижению долгожданной стабилизации на рынке даже в условиях низкого спроса и избытка предложения.

Однако удешевление арматуры — только симптом болезни анемии, поразившей отечественную экономику. Согласно последнему отчету IHS Markit, индекс деловых ожиданий, отражающий степень уверенности российских промышленников в росте производства в ближайшие 12 месяцев, упал в апреле до самой низкой отметки с января 2016 года. Индекс PMI опустился до минимального значения с августа прошлого года и всего на 0,8 п.п. превышает границу, отделяющую подъем от спада. Рост объемов производства и новых заказов по итогам апреля также оказался минимальным за последние восемь месяцев.

Банк России оценивает увеличение российского ВВП в первом квартале текущего года всего в 0,2-0,4% по сравнению с тем же периодом годичной давности. Правда, если исключить влияние календарного фактора (большее количество рабочих дней в прошлом году), этот показатель составит около 1%, но это явно не тот результат, которому следовало бы радоваться. Прежде всего, так и не удалось преодолеть спад в строительном секторе, а обрабатывающая промышленность демонстрирует показатели, близкие к нулевым. В неопределенном состоянии находятся трубы.

Что делать в такой ситуации?! По крайней мере, о частных инвестициях как основном источнике роста российской экономики в последнее время стали вспоминать реже. Частный бизнес хорош в условиях растущего рынка. Тогда он с удовольствием инвестирует, как это было в начале текущего десятилетия, а банки достаточно охотно кредитуют новые проекты. В сложные времена он резко сбавляет активность, пережидает. Конечно, есть эффективное и работящее меньшинство, которое пользуется общим спадом, чтобы увеличить свою долю рынка и вытеснить с него менее успешных конкурентов, но таких все-таки меньшинство. В итоге и получается, что начало процессу выхода из спада обязано положить государство.

Собственно, основными «ньюсмейкерами» в последнее время как раз и выступают крупные госкорпорации — Объединенная авиастроительная корпорация, «Ростех», «Роснефть», «Росатом» и другие, которые не только пользуются поддержкой государства, но и имеют меньше проблем со сбытом своей продукции. Однако далеко не все их вложения эффективны, да и видно, что всю экономику на себе они не вытягивают.

В конце апреля на разных уровнях говорилось о запуске крупных строительных и инфраструктурных проектов как моторе для экономики — расширении дорожного строительства, благоустройстве территорий, даже пресловутых московских пятиэтажках. Но здесь может возникнуть новое препятствие — снижение цен на нефть, а соответственно, и дальнейшее сокращение государственных доходов. «Денег нет» - это не издевательство, а самая что ни на есть печальная реальность.

Основным поводом для обрушения нефтяных котировок в последние дни стали данные о расширении объемов добычи в США. Согласно информации американского Министерства энергетики, производство в стране превысило 9,3 млн. баррелей в день, что означает более чем 10%-ный прирост по сравнению с летом прошлого года. Количество действующих буровых установок в США растет как на дрожжах. Только за предыдущий месяц оно увеличилось на 8% и сейчас более чем вдвое превышает показатель годичной давности.

Фактически мировой рынок нефти оказался отброшенным в осень 2014 года. В то время американские нефтяники точно так же наращивали свою долю глобального пирога, вынуждая Саудовскую Аравию и других крупных экспортеров либо сбавлять обороты, теряя долю рынка, чтобы хоть как-то защитить цены от обвала, либо объявить ценовую войну и согласиться на резкое удешевление нефти.

Тогда страны ОПЕК выбрали войну, но не добились в ней своих целей. Американские компании, разрабатывающие сланцевые месторождения, смогли выдержать удар благодаря дешевым банковским кредитам, возможности «нагнуть» поставщиков оборудования и нефтесервисные компании, а также готовности акционеров и инвесторов терпеть какие угодно убытки, лишь бы цифирки в квартальных отчетах показывали непрерывный рост добычи. Некоторые из них обанкротились во времена предельно низких цен, но те, кто прошли «естественный отбор», оказались неистребимыми как тараканы. Как только нефтяные котировки в середине прошлого года начали мало-помалу подниматься, они принялись бурить с удвоенной энергией.

Экспортеры нефти, в ноябре прошлого года сумевшие договориться друг с другом о сокращении добычи в общей сложности на 1,8 млн. баррелей в день, из которых почти половину обеспечили Саудовская Аравия и Россия, вновь оказались перед непростым выбором. На новой встрече, что состоится 25 мая, они должны решить — продолжать ли ограничительную политику, смирившись с тем, что основную выгоду от нее получат американские «беспредельщики», или снова обвалить цены до $30-40 за баррель, чтобы добиться нового сокращения производства в США и попробовать во второй раз стабилизировать рынок.

Пока что представители нефтяной отрасли считают, что соглашение будет продлено. По крайней мере, альтернативный вариант с ценовой войной дубль два выглядит совершенно бессмысленным. Большую часть сланцевой нефти в США добывают сравнительно небольшие фирмы. И никому особенно не важно, процветают они или, наоборот, дохнут. Для американской экономики дешевая нефть, безусловно, это не только благо, но и серьезный спад в промышленности, как показал пример 2015 года, но в целом значение этого фактора сравнительно невелико. В то же время, для многих стран-экспортеров нефть — главный источник благосостояния, а резерв прочности у них куда меньше, чем в 2014 году.

Поэтому довольно велика вероятность, что нас опять ждет длительный период сравнительно низких цен на нефть — может, не $30-40, но порядка $40-50 за баррель. И чтобы ситуация изменилась, придется достаточно долго ждать, пока не сработают мины, заложенные под мировую нефтедобывающую промышленность в 2015-2016 годах, - резкое сокращение расходов на разведку и сворачивание проектов в менее благоприятных регионах — в Арктике, Северном море, на океанском дне, на канадских и венесуэльских месторождениях сверхтяжелой нефти или нефтяных песков. Если не произойдет чего-то непредвиденного, а американские сланцы действительно в 2018-2019 годах пройдут свой пик, через 5-7 лет мировая добыча нефти начнет реально сокращаться, а рынок постепенно переместится из состояния избытка предложения в состояние дефицита.

Правда, здесь многое зависит не только от объемов предложения, но и от уровня спроса. В конце концов, рост американской добычи — это всего лишь чуть больше половины от сокращения производства в странах-экспортерах. Основная проблема мировой экономики сегодня, причем, отнюдь не только в нефтяном секторе, - это недопотребление. Существующие мощности практически во всех отраслях избыточны. Падение уровня жизни основной массы населения происходит не только у нас. С аналогичной проблемой сталкиваются западные страны, Бразилия, Саудовская Аравия. В тех же США темпы роста ВВП в первом квартале оцениваются всего в 0,9%, что мало отличается от российского показателя. Поэтому не сильно-то и растет спрос на американскую сланцевую нефть, тем более, что, по большей части, она слишком легкая и плохо подходит для национальных НПЗ.

Пока в мире не произошло радикального пересмотра глобальной экономической модели, ждать роста не приходится. Экономика будет балансировать между стагнацией и кризисом, а предложение будет постоянно сокращаться, пытаясь угнаться за падающим спросом. В 2009-2013 годах фактически всех вытягивал Китай, но его возможности отнюдь не беспредельны. Многие западные эксперты вообще считают, что китайцы в этом году будут вынуждены снижать уровень государственного стимулирования экономики, в результате чего в стране снова начнет сокращаться потребление стальной продукции.

Вообще для металлургов текущая ситуация тоже достаточно тревожная. С одной стороны, в начале мая несколько улучшилась обстановка в секторе листового проката. Китайские компании поднимают экспортные котировки, что дало возможность и российским производителям перейти к ценовому росту. Активизировался спрос на стальную продукцию в Турции, благодаря чему возросла стоимость металлолома, заготовки и арматуры, а поставщики полуфабрикатов из СНГ поставили вопрос о возвращении котировок на отметку $400 за т FOB — впервые почти за два месяца.

Однако, с другой стороны, китайский рынок стали находится под постоянной угрозой перепроизводства и обвала цен. Железная руда, немного отдышавшаяся после падения в марте и первой половине апреля, опять рухнула вниз, завершив прошедшую неделю на минимальном уровне с октября прошлого года. На Ближнем Востоке приближается Рамадан с его сезонным спадом активности, который в этом году начнется уже 26 мая. Поэтому в середине текущего месяца мировой рынок стали может свалиться в очередной спад.

Конечно, все эти опасения могут оказаться безосновательными. Если экспортеры нефти в конце мая договорятся о продолжении политики ограничений, это наверняка положительно скажется на стоимости нефти. Китайское правительство, похоже, всерьез взялось за мелких производителей низкокачественной стали, требуя закрытия таких предприятий до конца июня. И хотя их деятельность слабо отражается в официальной статистике, рынок их исчезновение обязательно заметит. Наконец, у нас в мае должна быть озвучена стратегическая программа развития экономики, причем, очевидно, не одна. Это может несколько приободрить отечественных предпринимателей.

Сейчас все находится в неустойчивом положении. Немаловажную роль должны сыграть статистические данные — выплавка стали и объемы ее экспорта в Китае, показатели обрабатывающей промышленности и строительства в России за апрель и инвестиций в основные фонды — за первый квартал. В нынешней ситуации они могут поспособствовать тому, что чаши весов качнутся в ту или иную сторону.

В любом случае, надо надеяться на лучшее, но быть готовым и к худшему.

Если вы нашли ошибку в тексте, вы можете уведомить об этом администрацию сайта, выделив текст с ошибкой и нажав сочетание кнопок Ctrl+Enter

Калькулятор металлопроката

Мобильное приложение для расчета массы, длины, площади и стоимости изделий из металла.

Для iOS® и Android®

Подробнее о приложении


АДМИНИСТРАЦИЯ
 

 
194156, Россия, г. Санкт-Петербург, Новороссийская ул, д. 28, к.2
 
+7 (812) 331-67-87
 
info@gksofia.ru


ДЕПАРТАМЕНТ ПРОМЫШЛЕННОГО ОБОРУДОВАНИЯ

 
ОТДЕЛ СБЫТА
 
+7 (812) 331-67-81
 
ОТДЕЛ СНАБЖЕНИЯ
 
+7 (812) 441-26-93


ДЕПАРТАМЕНТ МЕТАЛЛОПРОКАТА  

ОТДЕЛ СБЫТА
 
+7 (812) 334-52-52
 
ОТДЕЛ СНАБЖЕНИЯ
 
+7 (812) 331-67-89